суббота, 31 июля 2010 г.

Мираж без обмана

В долине весна, а в горах зима с редкими полянками в крокусах.
Ветвям тяжко под снегом, молчат ели -- руки по швам. Чуть распоролся шов -- и сместились масштабы, и юркнула в зазор между черно-белыми лапами цветная миниатюра: вид на зацелованные солнцем прямоугольники земли, сады в цвету. Там все звуки, все запахи, там жизнь -- мираж без обмана.

вторник, 20 июля 2010 г.

Несвобода со смыслом

Птичья клетка стоит пустая. Из нее улетел смысл.

воскресенье, 18 июля 2010 г.

Лебедь в изгибе


Снег прорезает речка -- нефтяные извилины, в изгибе увязла красная машина: красное и черное на белом. А на воде светятся лебеди. Самец подлетает к руке и сливается с берегами, теплый
сугроб сочится агрессией, его много, но тебе не убегается, не
уходится, ты сворачиваешь всю картинку в памяти трубочкой, ты знаешь: чуть что -- развернешь и снова станешь счастливым.

пятница, 25 июня 2010 г.

Короче сказки

Молочные берега канала в снегу, и по густой воде плывет
лебедь. Жизнь вкуснее марципановой фигурки -- легче китча,
короче сказки.

пятница, 18 июня 2010 г.

Сон в летнюю ночь

Сон валетом: проснуться от раскатистого шороха и увидеть у
лица две громадные бледные ступни. В гости под подушку идут,
погреться.

среда, 16 июня 2010 г.

Живое -- все


Тени от листвы пульсируют в траве -- чье-то сердце под чьей-то
нескошенной шерстью.

суббота, 12 июня 2010 г.

Безупречность как красота

Стена нового дома, как безупречный лист бумаги, внизу запятая --
забытая строителями петличка. И кто-то хороший продел в нее
цветок липы.

среда, 9 июня 2010 г.

Мы всем родня

Параджанов писал сыну из тюрьмы папины письма мне в московское
общежитие.

вторник, 8 июня 2010 г.

Городские пейзане

Водрузила ребенка на газонный стожок, сама пристроилась рядом:
тесной кучки сена на двоих не хватило. Сидят городские пейзане
-- малыш весь в мороженом, над мамой в луче мошки "мак толкут".

Мороженое -- с маком. Сытый город -- с сеном в яслях.

пятница, 4 июня 2010 г.

Праздник с пеночкой

Новый год, древние волны. На берегу снег рваной бумагой
белеется: небесные мусорщики забастовали. Море -- коричневое с
пеночкой, и солнце светит в правый глаз.

пятница, 21 мая 2010 г.

Застенчивый ящик

Ящик дворника затих в кустах -- застенчивый или деликатный,
сам себе рояль.

понедельник, 10 мая 2010 г.

Сутулость как знак вопроса

Тени от дерева, телеграфного столба, человека толпились на
тротуаре, перебивали друг друга: "Могу быть тенью дерева!" -- "А
я тенью столба!" Моя тень молчала, обратившись в слух, и
смотрела с земли сутулым знаком вопроса.

вторник, 27 апреля 2010 г.

Мытая рыбка

Рыбак освободил случайную рыбку и сначала обмыл ей бока, чтобы
человечинкой не пахла: побаюкал на руке, погладил и отпустил. Будет теперь к кому обращаться по поводу корыта для жены.

понедельник, 26 апреля 2010 г.

Весна в мегаполисе

Благоприятные ветры могут, самое большее, задрать юбку у проходящей мимо девушки.

вторник, 20 апреля 2010 г.

Рига для Ромео

Наружная лестница при доме в Старой Риге то ли недобежала до
земли, то ли подпрыгнула, подтянулась и расти начала сразу между
этажами. Ступени для Ромео: без любви не одолеешь, без серенады
промахнешься и мимо пройдешь.

воскресенье, 11 апреля 2010 г.

Проверка чувств

О тебе говорят в р а з р я д к у, чтобы между буквами имени
поместилась бесконечность. Или пустота.

пятница, 9 апреля 2010 г.

Минводы

Хозяйка поит нарзаном собачку -- та слизывает каплю и тут же
роняет ее из-под хвоста.
Л. М.

суббота, 3 апреля 2010 г.

Дерево в напрасной юбочке


Покружили у дерева, обнесли решеткой, а оно погибло. Стоит сухой ствол в кованой юбочке -- памятник напрасной заботе.
Л. М.

суббота, 27 марта 2010 г.

Пазлы для платья

Фотографию цветущего луга сгоряча разорвали, потом
одумались, сложили клочки, как пазлы, оставили зазоры для прозрачности и сшили платье.

Надеть ли, повзрослеть на долгий знойный день?
Л. М.

четверг, 25 марта 2010 г.

Фиалки в унитазе

Не ожили -- отжили свое цветочные головки: выбрасываю и
забываю. А меня тихо ждет сюрприз -- фиалки в унитазе!
Л. М.

воскресенье, 21 марта 2010 г.

Сыр с глазами

Идешь с работы -- над головой чайки, под ногами казараги. Все
просто, без лишних фокусов: поймала птица ужин, сказала "ура" и выронила. У ворон сыр с дырками, у чаек -- с глазами.
Л. М.

вторник, 16 марта 2010 г.

Мы на фоне вечности

На седьмом небе облака -- помоложе и постарше. Глядится в реку солнце, но косит глазом левее тучки и видит меня. Слепит воздух, весь в длиннопалых лучах веером, слепит уже чуть цветное серебро воды. А между ними -- прослоечкой на фоне вечности -- еле заметные против света, понарошку вставленные в береговой пейзаж дома.
Л. М.

воскресенье, 14 марта 2010 г.

Счастье как формочка


Жизнь, как ребенок с формочкой в пухлой руке, подразнит
дешевым сокровищем и спрячет за спину: не дам!

Не отбирайте, не обижайте маленького!
Л. М.

понедельник, 11 января 2010 г.

Слайд-шоу "Вечерний Волгоград"

Дождь на утоптанный снег, и в воздухе ниже нуля. Скользко трамваям вдвойне: скользят копыта, не цепляются рога за провода.
И. Г.

пятница, 8 января 2010 г.

Ежик наизнанку

Я - ежик. Я упал в реку, текущую из одного невремени в другое.
У ежика - иголки. Уколами их он сообщает миру, что он экзистует.
Значит, я - псевдоежик, похожий на атласное сердечко для булавок.
Уколы этих иголок сообщают мне о существовании внешнего мира. Они вместе каплями фармакологических чудес цивилизации, сочащимися из них в мои вены, питают меня сердцешумопадавляющими, мыслеубивающими, глюкорождающими молекулами.
После того, как иглу вынут из меня, фантомная боль укола остается еще надолго, напоминая мне, что я ежик, ежик наизнанку.

И. Г.

воскресенье, 3 января 2010 г.

Riga

Вдоль черного и лишенного огней проспекта дул ледяной ветер. "Ква", - мягко сказал кто-то в затылок. Прямо передо мной засеребрилось брюхо гигантского монитора на тонкой ножке.
Spit Goroshik. Темно-синие буквы едва едва читались на верхней строке: все заволакивало туманом. Внизу окна экрана стояло чайное блюдце. Как в автомате с газводой, в блюдце откуда звонко шлепнулась и подпрыгнула пилюля: половина капсулы была ярко-фиолетовой, половина - пурпурной. Блюдечко стояло на одиноком круглом столике на пирсе, обнесенном оградой из сваренных водопроводных труб.
Очевидно где-то рядом было холодной бесшумное море.
Из тумана прямо к столику выплыла мужеподобная девица в голубом медицинском брючном костюме. Над ее лошадиным лицом с огромными белыми зубами нависала жиденькая белобрысая челка. Скандинавка грубо сказала по-русски: "Не спите - замерзнете" и поставила фаянсовую столовскую тарелку о огромным отварным лососем нежно-розового цвета.
"Давление мерить будем?" - спросил женский голос за спиной. На столике подпрыгнул и зазвонил сотовый телефон.
Туман последними клочьями сползал с больничных стен.
"Игорь, я вас не разбудила?" - спросила доктор, заглядывая одним глазом на картинку незакрытой страницы сайта крэкнутого софта. На инструкции по установке программы время от времени прокручивался флэш-ролик постельной сцены двух лесбиянок.
"Вас домой отпускать нельзя. 70 на 120", - подвела итог визиту Екатерина Олеговна.

И. Г.

Времена года

Соорудили изо льда скульптуру зверя, и по весне развалилась скотинка на топкие косточки. Смерть на миру, не красная - бесцветная, прозрачная... а вот уже и не было никого.
Л. М.

Умирать осенью означает лишь проявление крайнего эгоизма, - близкие друзья увязают в кладбищенской глине, переминаясь с ноги на ногу.
И. Г.

С видом на Новый год

Девятый этаж, вид на Новый год с салютами по округлому горизонту... Постучал народ по небу погремушками и разошелся - спасать у шампанского пузырьки.
Л. М.